Парадоксы. 1 Один.jpg

Жил-был Человек. Жил как все. Тихо, серо, неприметно. Жил в своей жизненной пустыне. Звезд на небе не считал. На земле их не искал. Гурманом не был. Просто был.

И вот однажды случилась весна, и рядом с ним появилась Веточка.
И стали они жить рядом. Веточка быстро выросла, расцвела, и стала приносить плоды. Вкусные, нежные, терпкие. Веточка растила их и дарила Человеку. Он принимал их. Он познал их вкус. Ему было приятно. Других он не ел и не хотел.

Но серость его жизни заставляла его думать, что это просто вкусные плоды, но не специально для него взлелеянные и выращенные. А Веточка старалась. Плоды вызревали и падали Человеку в руки. Один слаще другого.

Но вот пролетело зеленью лето, отшумела дождями осень и наступила зима. И не стало больше плодов. Прошло совсем немного времени, и Человек вдруг понял, что он не может жить без Веточки.
Без этих плодов.
Без этого вкуса.
Без этого запаха.

Он вдруг понял, как хорошо, что рядом это тонкое, трепетное создание – эта тоненькая, нежная Веточка. Как хорошо, спокойно и тепло рядом с ней. Он обнял ее и подарил ей охапку цветов.
Но тут он заметил, что Веточка, однажды склонившаяся над ним и так долго укрывавшая от палящего зноя и иссушающего ветра, вдруг выпрямилась и замерла. На ней не было больше тех сладких плодов. Облетела густая листва, и мягкая, нежная кора, еще недавно источавшая нектар, стала вдруг сухой и жесткой.

Человек вдруг понял, что последние годы он жил благодаря силе, нежности и любви Веточки, не заметив, как она стала частью его самого. И он встрепенулся этой мыслью, он понял, что жизнь его была серой и ненужной, и останется такой, если не будет смысла – не будет его Веточки.

​И он бросил все. Он забыл обо всем. Он стал делать все, чтобы спасти Веточку, чтобы вернуть Веточку. Он утеплял ее корни, согревал собственным телом и своим дыханием, поливал теплой водой из всех источников своей души и собственными слезами, он молил Бога сохранить его Веточку…

Но зима не щадит никого. И если у вас не достанет живости ума или понимания в сердце вовремя согреть и сохранить дорогое вам, вселенский холод заберет его.

И Веточка замерзла. Ее некогда нежный и гибкий ствол стал гол, сух, жесток и непреклонен. И остался на нем единственный плод.
Самый последний.
Самый спелый.
Самый сладкий.

И Человек устремился к нему, желая достать последний плод, отведать его, а зернышко посадить у подножия Веточки. Чтобы выросла еще одна – их общая Веточка, чтобы она дала возможность своей матери вновь обрести цветение и приносить сладкие плоды на радость Человеку. Чтобы он вновь обрел радость жизни, смысл которой – в бережении Веточки, ибо выросла она не просто рядом с ним, она расцвела в его душе.

И Человек, поливая и согревая веточку, поспешил наклонить ее, нагнуть ее. Но Веточка была непреклонна. Она уже выросла. Когда-то тоненькое, хрупкое создание превратилось в роскошную пальму, стройную и сильную. Ствол ее остался зелен и нежен лишь на самом верху, где под сенью роскошной изумрудной кроны спрятался заветный плод. От корня же и до вершины ствол стал жесток и тверд как камень.

Много раз пытался Человек наклонить Веточку, взобраться по ее стволу, смягчить его словами, делами, теплом своей души, огнем своего тела. Но слишком лютая была зима, пока Человек пребывал в смятении и неведении, пока он не понял, что нужно спасать и согревать его единственную Веточку, выросшую для него в жизненной пустыне.

А Веточка, надежно спрятав в густой листве на самой вершине свой заветный плод, молча взирала на Человека, не веря, что он достоин ее последнего плода. Что Человек – это он, тот самый, ради которого был взлелеян ее самый любимый, самый сладкий плод…

Много раз пытался Человек. Пытался пробраться к вершине, в кровь обдираясь о жесткие сучки, царапаясь о длинные колючие шипы, замерзая от ледяного ветра, несущегося от закоченевшего ствола, Человек стремился к сердцу Веточки, к ее вершине.

Но только ему удавалось согреть в ладонях немного Веточки и устремиться дальше, как она тотчас замерзала и покрывалась льдом. Человек соскальзывал и падал наземь. Влекомый истинной Любовью и желанием жить, он вставал, зализывал царапины и подступал вновь.

И вновь падал, отверженный неприступным холодом. Чем выше ему удавалось взобраться, тем больнее он падал. Чем сильнее ему удавалось наклонить Веточку, тем жестче хлестала она, вырвавшись из его израненных ладоней…

И Человек отчаялся. Отчаялся вернуть былую гибкость и нежность родной Веточки. Иссякла влага в его глазах, ушло тепло из его когда-то сильных и горячих рук. Больше нечем было наполнить сердце, ибо благословенные плоды закончились вместе с любовью Веточки. Иссяк огонь прикосновений. В родных глазах лишь лед, а в голосе металл.

Но осталась еще в Человеке его кровь. Его горячая кровь, кипящая огнем любви к Веточке. Склонился Человек перед Веточкой, протянул к ней руки и открыл их… Хлестнула кипящая кровь. Алый живительный фонтан, согретый теплом истинной Любви, устремился к Веточке, к ее корням, поднялся по стволу и напитал крону…

​Силы оставляли Человека. Он умирал.
​Он тихо лежал у подножия оживающей Веточки, умиротворенно глядя, как медленно, но уверенно вновь зеленеет ствол, как появляются первые, еще робкие, свернутые в изумрудные трубочки, новые листочки.

Он умирал. Но не было на свете человека счастливее его. Его Веточка была жива и жила ожиданием новой весны. А что до него? Его еще можно было спасти. Заветный плод не только вкусен и ароматен. Он наделен огромной жизненной силой. Силой Любви.

Уже теряя сознание, Человек подумал: «Ведь если я буду жить, я буду жить для нее. И она это знает. И если она захочет, то я буду жить. Но если она не захочет, то и жить мне незачем…»

Мы отвергаем любовь любящих, но алкаем внимания чужих.
Мы не замечаем Добра рядом, но без стеснения раним беззащитных, в оторопелой искренности стремясь помочь сильным.
Но лишь один внимательный взгляд на хрупкую тень за плечом может изменить жизнь.
Не опоздайте оглянуться сейчас, чтобы горько не сожалеть потом...

* * *

Денис выпустил из пальцев горячий карандаш, почесал висок и взглянул в угол экрана. «Ого!» Системные часы показывали 06:10. «К чему эти мысли, откуда? Ладно, это нужно обдумать на свежую голову. Я, конечно, не Скарлетт, но я подумаю об завтра!». Он уже было повел мышку к кнопке «Выключить», но голова не хотела спать. Голова настойчиво просила еще. Денис еще секунду поколебался и прокрутил страницу дальше.
______________________
Текст © 2009 А. Гостевский
Фото © 2020 А. Гостевский