Согревая звезды

.

Алексей Гостевский

.

Как и положено трилогии, «Сэмпай. Три истории одной судьбы» состоит из трех книг, и «Согревая звезды» – это не продолжение. Это послесловие, точнее, «послемыслие» к первой книге «Агент». Программа «Сэмпай» усешно завершилась, но остались мысли, причем не только в голове, но даже на физическом носителе – на флэшке Мортона. Хотя все разъяснилось, Денис, конечно, не удержался и посмотрел, что же там еще. А там – сборник стихов Дэвида Мортона. Или... его – Дениса?


             

               ЧИТАТЬ                СЛУШАТЬ               СКАЧАТЬ             СМОТРЕТЬ             ОТЗЫВЫ             РЕЦЕНЗИИ           ОБСУДИТЬ            ОТЛОЖИТЬ           ЗАКАЗАТЬ

 
 

Люди как фары.

Одни светят, а иные светятся.

 

А. Гостевский

     Наутро после общего сбора они встретились в «домике Ивановых», чтобы забрать документы, билеты, визы. Каждый отправлялся в свой неожиданно прерванный отпуск. Веселый вечер, что они устроили накануне по поводу «возвращения на пути своя», как выразился Шемельман, и начала общей профессиональной работы, прошел на ура.

     Денис проснулся с легким сердцем и совершенно пустой головой. Бросив мимолетный взгляд на часы, он равнодушно отметил: «09:20». Впереди было целых три дня на сборы. Июнь, солнце, тепло, прекрасный кофе, тосты и сигарета на балконе под аккомпанемент орущих в каштанах воробьев – и никаких мыслей… Вообще! Ни мыслей, ни задач, ни проблем. Мартов размеренно пускал дым в ровную синеву неба и отдыхал глазами на умытой ночным дождем зелени.

    Вернувшись в комнату, он привычно уселся перед монитором, открыл «проводник» и начал архивировать файлы с пометкой «Morton». А вот и папка «Флэшка». Чувство легкого сожаления, даже ностальгии неожиданно погладило душу. Конечно, Мартов не удержался и спросил у Сенцова, кто на самом деле автор той «стеганографии», которую он с таким упоением переводил. Подполковник тогда хитро прищурился и отправил его к Деркович. Полиграфолог ответила просто и без тени усмешки:

       – Ваши, Денис Сергеевич!

       Потом, мягко улыбнувшись в ответ на его вытянувшееся лицо, добавила:

     – Ну, не совсем. Это компьютерная интерпретация потока ваших мыслей и чувств где-то на пороге сознательного и бессознательного. Тем не менее именно ваших мыслей, ваших чувств. Ну или, можно сказать, мыслей Дэвида Мортона. Но мы с вами уже выяснили, что он – это вы, так что уж не отпирайтесь, это ваше творение!

      Денис смотрел в монитор, нерешительно сжимая мышь. В конце концов, он не удержался. Смешанное чувство любопытства, легкой ностальгии и необъяснимого предчувствия заставило нажать кнопку. Он открыл папку и всмотрелся в строки.

     «Согревая звезды». Денис прочитал заголовок и, усомнившись, полез в словарь. «Да, все верно – Warming the stars. Странно, – подумал он. – Я даже космонавтом стать особо не мечтал. Впрочем, да. Это же не мои мечты, а его – Дэвида. И звезда его. Звездочка. Ирландская. Мортон писал стихи своей ирландской звездочке. А какие звезды собрался согревать он, Мартов? Да теперь и неважно».

    Денис увеличил масштаб текста, откинулся в кресле и постарался забыть всю подоплеку истории – Мортона, Иванова, Сенцова, стеганографию и прочее – и начал читать. Не отрываясь. Файл за файлом…

__________

Илл. © 2015 syracusenewtimes.com

 

Под ироничный взмах твоих ресниц

Прохлада водопада в зное,

Морская соль – твой нежный блеск.

Я жажду быть с тобой, не скрою,

Но ты – мираж, ты просто всплеск…

 

Но ты – искра ночной кометы,

Но ты – игра далеких звезд.

Тебе пою свои сонеты,

Тебе, о воплощенье моих грез…

 

Твои глаза – два изумруда –

Стреляют искрами зарниц,

В них исчезаю как в Бермудах

Под ироничный взмах твоих ресниц…

 

По всей земле, в горах и в море,

В пустыне, средь раскаленных скал,

Самозабвенно, в радости и в горе –

Всю жизнь свою – тебя искал!

 

Не терпит холода душа,

Вселенная не терпит пустоты.

Но лишь твоим дыханием дыша,

Живу я, зная, счастье – это ты.

__________

Илл. © 2009 А. Гостевский

 

НОЧЬ  БЕЛЫМ  ХОККУ

Ты волшебство, ты дуновенье ветра…

Ты капелька росы

На тоненьком жасмина лепестке…

 

Свои мечты дарю я щедро,

Прошу я грома у грозы,

Пустившись в море налегке…

 

Бессонной ночью время коротая,

Твоей душе я гимн слагаю,

С надеждой в сердце полагая,

 

Что счастье ты подаришь мне,

И будем вместе мы наедине

Не только лишь в прекрасном сне…

     «Не только лишь…» – поморщился Денис, пожевав последнюю фразу. Лавры великого боксера его точно не манили, но в рифму ничего более путного в голову не приходило – слова «Not only in sweet dream» читались однозначно. Впрочем…

 

     И будем мы наедине –

     Мы вместе – наяву, а не во сне…

 

     «Да, вот так лучше!» – Денис улыбнулся и следом слегка удивился. Зачем он столько времени тратит на такой тщательный, да еще стихотворный перевод? Конечно, смысл понятен сразу, слова и обороты просты и незатейливы – писал не англичанин, не шотландец, не австралиец. Вообще, если верить Деркович, это его слова, и даже если программа их неизвестно как прочитала, интерпретировала, перевела на английский, зарифмовала – это его мысли. Кстати, Деркович. Полиграфолог, программа, эта флэшка – ему сразу вспомнилась вся история, а последние слова хокку тут же вернули ощущение недавних событий.

     Денис обхватил голову руками, вцепившись в эту мысль. «Мы вместе – наяву, а не во сне…» – кого он имел в виду, когда в голове формировалась эта фраза? Ведь программа составила тексты на основе его переживаний, его восприятия ситуаций.

Если говорить серьезно, напрашивается «лишь только» один вывод: он кого-то ждет. Он живет ожиданием встречи. Причем ожидание это вполне осознанно. Но если Мортон писал это своей звездочке, то у него, Дениса, никакой звездочки не было. Или была? Или стала быть? Не, ну была, конечно. Когда-то. В прошлой жизни. Но теперь-то… Стало быть, есть?

     Мартов тряхнул «своей большой как техасский арбуз» головой» и тихо засмеялся – теперь он частенько вспоминал эту фразу. Недели, проведенные в виртуальной реальности, во многом изменили отношение к действительности. Он чувствовал реальность всем своим существом. Но самое интересное, эти изменения ему очень нравились. Особенное удовольствие теперь доставляло ощущение владения и управления собственным телом и собственными эмоциями. Можно было бы подумать, что он постарался забыть, стереть из памяти то чувство, что пришлось испытать, глядя на собственную «действующую модель». Но нет, теперь он наслаждался каждым движением, каждым вздохом и очень понимал чувства Брике, получившей тело Анжелики Гай и сбежавшей на свободу [1].

     Кстати, несколько дней он даже замечал, что обзавелся словом-паразитом – «кстати» он стал повторять чуть ли не через слово. Деркович еще раз извинилась за «досадный сбой в программе» и объяснила это подсознательным страхом вновь оказаться под потолком в ванной и наблюдать, как тело чистит зубы. «Эти ощущения постепенно эшелонируются в памяти на второй и третий уровень и уже не будут докучать» – пообещала полиграфолог. И хотя Шемельман со своей всегдашней уверенностью подтвердил «Да! Потерпите пару-тройку дней, и все вернется на круги своя!», Мартов каждый раз невольно прикусывал губу, когда на ум вновь приходил злополучный «триггер».

     Денис с наслаждением покачался в кресле и вернулся к тексту. «Что же получается?» – размышлял он, откинув голову на высокую спинку и глядя в бескрайнюю белизну потолка…

     «Тьфу! Эти гламурные вирши скоро заставят видеть «золотистые ажуры обоев» или «сказочный индийский узор пробкового пола»! А потом в протоколах буду писать «Досточтимый г-н подполковник А.Н. Сенцов!» и подписывать вензелем «Ваш покорный слуга»…» – Денис улыбнулся своим мыслям и снова отметил, что раньше он бы скорее разозлился, а теперь просто улыбается.

     «Так что же получается? Значит, в его окружении все-таки есть некая персона, о которой он втайне мечтает? Пуще того, в тайне от самого себя? И если бы не программа, он так бы и не узнал о собственных мечтах? Конечно, все тайное рано или… – тогда вопрос в том, насколько рано и не было бы это слишком поздно? Или уже поздно? Ведь он так и не понял, о ком собственно, речь. Ведь не об ирландской звездочке, в самом деле. Хотя… Стоп! А что там дальше?

_______________

 1  Персонажи из романа А. Беляева «Голова профессора Доуэля»

Илл. © 2019 А. Гостевский