top of page

Зазеркалье души

.

Алексей Гостевский

.

Строки почти всех этих стихотворений сложились сами собой. Неожиданно. Они просто пришли и остались. Их невозможно было ни оставить «на потом», ни просто забыть. Какие-то из них пришли ночью и не дали заснуть, пока я их не записал. Какие-то бросились на экран смартфона в ответ на только что прочитанное или увиденное. Парочка вообще прилетела во время производственного совещания... Но так или иначе, все они оттуда – из души. Из самой глубины.


             

               ЧИТАТЬ                СЛУШАТЬ               СКАЧАТЬ             СМОТРЕТЬ             ОТЗЫВЫ             РЕЦЕНЗИИ           ОБСУДИТЬ            ОТЛОЖИТЬ           ЗАКАЗАТЬ

Зазеркалье Содержание

СОДЕРЖАНИЕ

Добрый вечер!

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

Добрый вечер

Добрый вечер!

Я Ангела вам шлю,

Ведь дело к ночи.

На струнах плачущей души

Он вам исполнит гимн «Наш Отче».

 

Из сердца вон уйдет тоска,

Из головы похмелье.

На белоснежной простыне

Без кисти и без единого мазка

Он вам напишет:

 

«Простите мне!»

«Простите ей.»

«Простите им, простите всем.»

«Прости себя, прости себе.»

 

Прости, прощай, не жди ответ.

Сегодня нас почти уж нет.

Но чтобы завтра наступило

И наступила новая заря,

Прости нам всем

Всё то, что было,

Тогда вчера мы прожили не зря.

 

__________

Илл. © Lola Astanova

Хокку

НОЧЬ  БЕЛЫМ  ХОККУ

Ты волшебство, ты дуновенье ветра…

Ты капелька росы

На тоненьком жасмина лепестке…

 

Свои мечты дарю я щедро,

Прошу я грома у грозы,

Пустившись в море налегке…

 

Бессонной ночью время коротая,

Твоей душе я гимн слагаю,

С надеждой в сердце полагая,

 

Что счастье ты подаришь мне,

И будем вместе мы наедине

Не только лишь в прекрасном сне…

     «Не только лишь…» – поморщился Денис, пожевав последнюю фразу. Лавры великого боксера его точно не манили, но в рифму ничего более путного в голову не приходило – слова «Not only in sweet dream» читались однозначно. Впрочем…

 

     И будем мы наедине –

     Мы вместе – наяву, а не во сне…

 

     «Да, вот так лучше!» – Денис улыбнулся и следом слегка удивился. Зачем он столько времени тратит на такой тщательный, да еще стихотворный перевод? Конечно, смысл понятен сразу, слова и обороты просты и незатейливы – писал не англичанин, не шотландец, не австралиец. Вообще, если верить Деркович, это его слова, и даже если программа их неизвестно как прочитала, интерпретировала, перевела на английский, зарифмовала – это его мысли. Кстати, Деркович. Полиграфолог, программа, эта флэшка – ему сразу вспомнилась вся история, а последние слова хокку тут же вернули ощущение недавних событий.

     Денис обхватил голову руками, вцепившись в эту мысль. «Мы вместе – наяву, а не во сне…» – кого он имел в виду, когда в голове формировалась эта фраза? Ведь программа составила тексты на основе его переживаний, его восприятия ситуаций.

Если говорить серьезно, напрашивается «лишь только» один вывод: он кого-то ждет. Он живет ожиданием встречи. Причем ожидание это вполне осознанно. Но если Мортон писал это своей звездочке, то у него, Дениса, никакой звездочки не было. Или была? Или стала быть? Не, ну была, конечно. Когда-то. В прошлой жизни. Но теперь-то… Стало быть, есть?

     Мартов тряхнул «своей большой как техасский арбуз» головой» и тихо засмеялся – теперь он частенько вспоминал эту фразу. Недели, проведенные в виртуальной реальности, во многом изменили отношение к действительности. Он чувствовал реальность всем своим существом. Но самое интересное, эти изменения ему очень нравились. Особенное удовольствие теперь доставляло ощущение владения и управления собственным телом и собственными эмоциями. Можно было бы подумать, что он постарался забыть, стереть из памяти то чувство, что пришлось испытать, глядя на собственную «действующую модель». Но нет, теперь он наслаждался каждым движением, каждым вздохом и очень понимал чувства Брике, получившей тело Анжелики Гай и сбежавшей на свободу [1].

     Кстати, несколько дней он даже замечал, что обзавелся словом-паразитом – «кстати» он стал повторять чуть ли не через слово. Деркович еще раз извинилась за «досадный сбой в программе» и объяснила это подсознательным страхом вновь оказаться под потолком в ванной и наблюдать, как тело чистит зубы. «Эти ощущения постепенно эшелонируются в памяти на второй и третий уровень и уже не будут докучать» – пообещала полиграфолог. И хотя Шемельман со своей всегдашней уверенностью подтвердил «Да! Потерпите пару-тройку дней, и все вернется на круги своя!», Мартов каждый раз невольно прикусывал губу, когда на ум вновь приходил злополучный «триггер».

     Денис с наслаждением покачался в кресле и вернулся к тексту. «Что же получается?» – размышлял он, откинув голову на высокую спинку и глядя в бескрайнюю белизну потолка…

     «Тьфу! Эти гламурные вирши скоро заставят видеть «золотистые ажуры обоев» или «сказочный индийский узор пробкового пола»! А потом в протоколах буду писать «Досточтимый г-н подполковник А.Н. Сенцов!» и подписывать вензелем «Ваш покорный слуга»…» – Денис улыбнулся своим мыслям и снова отметил, что раньше он бы скорее разозлился, а теперь просто улыбается.

     «Так что же получается? Значит, в его окружении все-таки есть некая персона, о которой он втайне мечтает? Пуще того, в тайне от самого себя? И если бы не программа, он так бы и не узнал о собственных мечтах? Конечно, все тайное рано или… – тогда вопрос в том, насколько рано и не было бы это слишком поздно? Или уже поздно? Ведь он так и не понял, о ком собственно, речь. Ведь не об ирландской звездочке, в самом деле. Хотя… Стоп! А что там дальше?

_______________

 1  Персонажи из романа А. Беляева «Голова профессора Доуэля»

Илл. © 2019 А. Гостевский

Ты просто

ТЫ – ПРОСТО ТЫ

Ты моя милость, вся моя нежность,
Поля бескрайность,
Моря безбрежность,
Вся моя радость, вся моя сладкость,
Ты моя вкусность, ты моя пряность...
 
Трогательность ты
И ты – безрассудство.
Тихая скромность,
Неудержное буйство.
Усталость и бодрость,
Коварство и добрость,
Капризность и дерзость,
Мягкость и строгость…
 
Я хочу повторять, я хочу повторяться,
Произносить эту фразу
Снова и вновь,
Чтобы мыслью пронзиться,
Чтобы просто признаться,
Что ты – моя звездочка,
Что ты просто – любовь!..
__________
Илл. © 2008 А. Гостевский

Неизлечимо

НЕИЗЛЕЧИМО

Это болезнь. Это недуг.

Как помешательство – неотличимо.

Стало мне ясно. Понял я вдруг.

Я болен тобою. Неизлечимо.

__________

Илл. © 2015 А. Гостевский

Одного боюсь

Я  ОДНОГО  БОЮСЬ

Любовь не можем мы «найти».

Не можем взять и просто,

Сломав забор блок-по'ста,

За нею в даль пойти.

 

Нельзя так просто полюбить,

Вдруг ощутить, что любишь будто.

Под вечер вспомнить, а наутро

Все прошлому оставить и забыть.

 

Нельзя заставить полюбить.

Как не заставить лошадь пить.

Как невозможно научить

Овчарку лгать, а лайку мстить.

 

Нельзя привыкнуть даже к слову.

Вновь обращаясь к имени родному,

«Люблю тебя! Опять и снова!» –

Нельзя привыкнуть повторять.

 

Я одного боюсь.

Не жить. Не умирать.

Не страшных снов

И не холодную кровать.

Боюсь твоей любви горячее дыханье

Вдруг не услышать. Потерять.

     «Уж лучше будет смерть принять, – мысленно закончил Денис. – Сильно. И очень конкретно, что ли. Но если это интерпретация моих мыслей, кого же я имел виду? Ведь не могут такие слова существовать отдельно, как улыбка без кота!»

     Он всерьез задумался, глядя на экран.

 

     I am afraid I suddenly won't hear your love's hot breath.

     I am afraid to lose it cause it will be better get a death [2]

 

     Только одно чувство так тесно может связать жизнь и смерть – любовь. Слова на экране были красивы, точны, царапали душу. Так написать мог действительно влюбленный человек. Мортон? Да, Мортон. Но Мартов – не виртуальный Мортон, и у него нет звездочки, ни ирландской, ни американской, никакой. А чувство – есть? К кому?

     Денис уткнул горящие глаза в теплые ладони и замер, наблюдая, как в черно-розовой мгле бесятся маленькие разноцветные звездочки. «Снова звездочки, – усмехнулся он про себя. – Однако, тема становится навязчивой!»

     А экран упорно звал к себе. «Just four words» [3] – следующий файл не обещал поэму, но название обмануло.

_______________

 2  Боюсь, я вдруг не услышу твоей любви горячее дыхание.

     Боюсь его я потерять, уж лучше будет смерть принять (англ.)

 3  Русская фраза из трех слов в английском языке передается четырьмя словами

__________

Илл. © 2019 А. Гостевский

Три слова

ВСЕГО  ТРИ  СЛОВА

Всего три слова – услышать их, узнать,

За них – за эти три заветных звука –

И все, что есть, и все, что было – все отдать.

Невыносимая, нечеловеческая мука –

Так долго жить, надеяться и ждать,

Но их не слышать, не чувствовать, не знать.

 

Тремя словами вселенную обнять,

На них всю жизнь свою сменять.

Тремя словами дрожь свою унять,

Тремя словами суть твою понять…

 

Всего три слова составляют жизни смысл,

Всего три слова удерживают мысль,

Закрыв в душе, не отпускают ее ввысь.

Всего три слова преследуют корысть:

Слегка умерив ревность,

Подушку по ночам не грызть.

 

Но что за чудные три слова?

И почему их слышать хочется,

Не переставая, снова?

Чем дороги они, что днем,

​Что тишиною сумрака ночного?

Для дворянина, аристократа, крепостного,

Для пешего и верхового,

Для вестового и штабного,

Для белого, для черного, цветного?

 

Заветные и очень дорогие,

Неоценимые слова,

И скромность лани,

И всю величественность льва –

Переворачивая чувства, сводят все к нулю –

Даруя августу прохладу и нежность февралю…

Неуловимый отзвук ночного волшебства,

Необходим и мушкетеру, шуту и королю.

Необъяснимая воздушность колдовства

И капитану снится, боцману и кораблю…

Как заклинание волхва,

Они полны желанья естества,

И я уже не говорю, я чувствую, я понимаю,

Я пою – что Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!

И все ж, не те три слова хотел бы я узнать.

Услышать их, поверить в них, обнять.

Когда, раздвинув клочья тины и гнилья,

Возникла белая ладья,

И посреди замерзшего ручья

Оттаяла вдруг полынья

И золотом зеленым блеснула чешуя…

Тремя словами вселенную обнять,

На них всю жизнь свою сменять.

Тремя словами дрожь свою унять,

Тремя словами суть твою понять…

И трели соловья, и клекот воронья –

Всю жизнь свою от утра до инобытия –

Я отдал бы, чтобы услышать от тебя:

«Я лишь твоя!»

     За распахнутым окном раздались первые робкие посвисты какого-то городского соловья. Денис поежился и обнаружил, что немного замерз. Он натянул домашнюю рубашку, включил на кухне чайник, взял сигареты и вышел на балкон. На фоне ночного фиолетового неба черными Гималаями тихо раскачивались кроны деревьев.

 

     I'm ready give you all my life, I'm ready to be lost

     I'd give you anything to hear “I'm only yours!”

 

     Денис стоял на балконе, вдыхал легкий сигаретный дым, запивая его кофе, слушал невидимого пернатого солиста и пытался понять. Понять самого себя, собственную мысль, которую так однозначно, почти односложно интерпретировала программа: за кого, за чьи слова он отдал бы столь много – «Всю жизнь свою – от утра до инобытия…»? Кто же она, чьей любви, чьей преданности он так жаждал?

Он словно бродил в темноте, по запутанному лабиринту, открывая все новые ходы, один темнее другого…

__________

Илл. © 2015 А. Гостевский

Нарисуйте

__________

Илл. © 2018 А. Гостевский

Ночь перемен

НОЧЬ  ПЕРЕМЕН

Ночь срывает одежды с души,

Обнажая кости и ребра.

В темени ночи дыши – не дыши,

Колокольчиком в ухе

Стонут старые ведра.

 

Старые ведра прошлых побед,

Ржавые дужки былых поражений.

Дыры, царапины забытых уж бед.

Споров, дискуссий и возражений...

 

Эта ночь, в отличье от прежних,

Она новая, словно заря.

Звон ручейков буйственных вешних,

Звон перемен возвещает она!..

     Незаметно побледнела чернильная фиолетовость, на вершинах «Гималаев» проступили первые розовые листочки – небо готовилось к рассвету. В чашке высохли остатки кофе, в банке истлели несколько сигарет, а он так и не нашел ответ.

     Денис вернулся к экрану, открыл следующий файл и прочитал три строфы. Перечитал. Потом еще раз. И еще…

__________

Илл. © 2006 А. Гостевский

Ночь перемен.jpg
Перед рассветом

ПЕРЕД  САМЫМ  РАССВЕТОМ

Я возьму тебя робко за руку,

Унесу тебя в белое облако,

Дам попробовать спелое яблоко,

Обниму тебя нежно и коротко...

 

Шлейф тумана скоро рассеется,

Солнце вспыхнет звездою как новое,

Мысли прошлые, умирая, взбесятся,

Завтра будут другие – здоровые...

 

А сейчас, перед самым рассветом,

Соловьи воздух рвут нежной песнею…

Я пришел к тебе с робким приветом.

И водою. Живою. Пресною.

     Мартов поежился в кресле. Стало немного не по себе – такое впечатление, словно компьютер ответил ему. Ответил прямо здесь и сейчас. И… И что? Денис с некоторой опаской кликнул следующий файл.

__________

Илл. © 2019 А. Гостевский

Восстание

ВОССТАНИЕ

Ветром сдуло былое величие,

Не сверкают бока пирамид.

Свет не видит былое обличие,

Пылью времени я укрыт и забыт.

 

Но вулкана огонь не погас!

Живы пламя, желанья и страсть.

Ярким жаром пылает Пегас,

На колени ему не упасть!

 

Я восстану из праха веков,

Отряхну злую морось с ресниц...

Я сломаю оковы замков

И нарушу пределы границ!

 

Мою жизнь украсила муза,

Меня снова манят небеса.

Я порву железные узы,

Черная рухнет с груди кираса!

__________

Илл. © Desktopbackground.org

Обняться

ОБНЯТЬСЯ

Подчас нам очень нужно

Пред тем, как выйти в бой,

Не лозунги скулить натужно,

Обняться нужно нам с собой.

 

Обнять себя и душу,

Обнять со всех сторон.

Чтоб ни орел, ни ворон

Не слышали надрывный стон...

      Денис откинул спинку кресла, обнял себя за плечи и в задумчивости закрыл глаза. Легкая незатейливая лирика неожиданно сменилась философскими опусами.

       Но его поразила не их глубина. Мысли были довольно просты, смысл читался легко и естественно. Мартов с удивлением обнаружил, что он не просто согласен, а что это были его собственные – даже не мысли – ощущения, некая часть его сознания. И теперь эти ощущения оформились в слова, их можно прочесть, озвучить, услышать.

     Более странным было то, что сам он так конкретно не задумывался, не размышлял на подобные темы. Или все-таки размышлял? Или он еще в программе? Да, чип удалили, но где гарантия, что он был один? А теперь ему последовательно внушают идею «музы», смысла жизни и серьезных перемен. Только вот «черной кирасы» на нем не было. А если и была, то его собственная, и она ему грудь не давила и под мышками не натирала. Впрочем…

       Майские приключения научили Мартова не только спокойнее реагировать, но и делить информацию даже не на десять, как прежде, а на все сто, разбирать на молекулы.

      «Если это мои стихи, мои мысли, значит, я когда-то уже их думал, – думал он, рассматривая неяркие фосфены. – Но если так, зачем мне нужно увидеть чуточку света? Я брожу в темноте? Или бродил?

      Денис открыл глаза и негромко рассмеялся. В раздумьях он машинально взял карандаш и стал крутить в пальцах – в точности как Иванов.

     – Да! Как Иванов! – вслух подтвердил он и взъерошил собственный ежик, подражая Шемельману.

      Мысли вернулись к прочитанному. «А что значит: «Я сломаю оковы замков и нарушу пределы границ!»? Выйду на новый уровень? В принципе, это и случилось, я перешел в другой отдел, причем действительно на новый уровень. А вот это: «Мою жизнь украсила муза, меня снова манят небеса». Это к чему?» В глазах возник образ Ирены, сидящей напротив. Денис встряхнулся, помотал головой и вновь уставился в экран.

__________

Илл. © 2020 Лариса Грахолская

Сбереженная

СБЕРЕЖЕННАЯ  МЫСЛЬ

Одна звезда во всей вселенной,

И лишь твой свет горит во тьме.

Твоим глазам проникновенным –

Лишь им я верю на земле!

 

Пусть каждый день приносит кучу встреч,

И каждый вечер – как последний бой.

Но ночью мысль стараюсь я сберечь –

Что утро каждое встречать

Хочу я лишь с тобой...

__________

Илл. © 2011 А. Гостевский

Из души

ИЗ  ДУШИ

Ты звезда моя – солнце ясное!

Ты мечта моя – луч прекрасного!

Океан любви, море нежности,

Чистоты души до безбрежности…

На любую брошусь амбразуру я,

Потому что люблю – до безумия…

Ласки рук твоих – взрыв касания,

Звездной зеленью – глаз краса твоя…

Извержением – жар объятия,

Охватить, объять и поднять тебя…

Над судьбой поднять и проблемами,

Чтоб забылись все неурядицы,

Чтобы счастлива была словно птица ты!

__________

Илл. © 2009 А. Гостевский